Архив метки: профсоюз

Карательный характер действий АО «Мерседес-Бенц РУС» в отношении активистов профсоюза признал даже Мосгорсуд

АО «Мерседес-Бенц РУС», дочернее предприятие немецкого автомобильного концерна ДАЙМЛЕР АГ решило покарать членов профсоюза за обращение в суд.

Мы сообщали ранее как «цивилизованный» и»европейский» работодатель — АО «Мерседес-Бенц РУС», дочернее предприятие немецкого автомобильного концерна ДАЙМЛЕР АГ, в прошлом году пытался изничтожить у себя ростки независимой профсоюзной организации. В этот период, в качестве одного из методов психологического давления, начальство устроило унизительную и дискриминационную процедуру обыска членов профсоюза при выезде с территории. Профсоюзных активистов пытались таким образом дискредитировать перед коллективом, нанести ущерб их человеческому достоинству и репутации.

Не согласившись с таким действиями работодателя, члены профсоюза обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации.

Работники, ввиду своей неопытности, не учитывали, что на поле судебных разбирательств и работодателя всегда преимущество в плане сбора (или сокрытия) доказательств.

Как оказалось в суде записи с камер наблюдения «стерлись» так как «истек срок их хранения», установить личность сотрудников службы безопасности осуществлявших «осмотр» на территории работодателя за истечением времени «не представляется возможным», а ответственное за это лицо на время суда внезапно «надолго ушло в отпуск». Абсолютно предсказуемо суд отказал профсоюзным активистам в удовлетворении иска.

Но работодатель решил в назидание «отбить» у своих работников желание использовать свои гражданские права на судебную защиту.

С работников решили взыскать расходы на «представителей в суде».

К взысканию была предъявлена немалая сумма — 370 000 рублей. «Именно эту сумму» — утверждал Мерседес-Бенц РУС — «мы заплатили своему представителю за его 24 часа работы и за подготовку двух процессуальных документов». Савеловский районный суд г. Москвы присудил взыскать с работника не 370 000, а 200 000 рублей. Видимо именно такую сумму Савеловский суд посчитал справедливой, разумной и обоснованной 26.06.2019.

Положение спасло лишь вмешательство в процесс юридического департамента Конфедерации Труда России (КТР), членской организацией которой является профсоюз МПРА. Юридический департамент, посчитав сумму в 200 000 чрезмерной, подготовил все необходимые документы для обжалования несправедливого решения в Мосгорсуде.

На этот раз справедливость восторжестовавала. Возмутительная несправедливость действий АО «Мерседес-Бенц РУС» была столь очевидна, что 24.09.2019 Мосгорсуд постановил отменить решение суда первой инстанции о взыскании с работника суммы в 200 000 рублей, и определил другую, справедливую и разумную сумму взыскания с работника — 10 000 рублей, уменьшив, таким образом, первоначальную сумму в 20 раз!

Но самое важное, Мосгорсуд также постановил, что «действия работодателя по взысканию расходов на своих представителей носят заведомо недобросовестный и карательный характер за обращение работника в суд с иском о восстановлении чести, достоинства и деловой репутации».

А действия судьи Савеловского районного суда Мироновой А.А., принявшего сторону работодателя, являются «грубым нарушением процессуального права».

В этой связи к АО «Мерседес-Бенц РУС» возникают ряд вопросов:

1) как увязать «заведомую недобросовестность» и «карательный характер действий в отношении работника» с «социальными обязательствами работодателя»?

2) Чего стоит в этой связи столь активно декларируемые, «обязательные для исполнения» «Принципы социальной ответственности ДАЙМЛЕР АГ», подписанные Советом Директоров?

3) А работникам АО «Мерседес-Бенц РУС» интересно было бы узнать, почему менеджмент заплатил 370 000 рублей «представителю», когда услуга стоит всего 10 000?

4) Ну и пора наконец оставить иллюзии о «социально ответственном иностранном работодателе» и понять, что реальное положение работников на рабочем месте и их права зависят в первую очередь от них самих, от организованности и способности коллективными действиями заставить себя уважать и считаться со своими правами и интересами.​

На предприятии ООО НПФ «ТРЭКОЛ» «сокращают» членов профсоюза

Компания ООО НПФ «ТРЭКОЛ» находится в г.Люберцы (Подмосковье) и занимается производством отечественных вездеходов. Объёмы продаж от 20 до 40 штук в месяц. Вездеходы изготавливаются по индивидуальным заказам клиентов. На производстве задействовано чуть более 100 рабочих. Весь производственный цикл (сварка, покраска, сборка, контроль качества) осуществляется в одном производственном цеху.

После нескольких неудачных попыток договорится с работодателем, о прекращении покрасочных и сварочных работ в общем цеху, работники приняли решение объединиться в профсоюз МПРА. О своём решении они проинформировали руководство, передав заявления об удержании членских взносов.

Руководство предприятия расценило заявления работников недостаточным основанием для получения ими статуса членов профсоюза и удержания членских взносов. В связи с этим гендиректор ООО НПФ «ТРЭКОЛ» направил в адрес профсоюза МПРА письмо с просьбой предоставить «исчерпывающие доказательства» и заверенные документы подтверждающие членство работников ТРЭКОЛ в профсоюзе МПРА и полномочия профсоюза по получению членских взносов.

Но этим «ТРЭКОЛ» решил не ограничиваться и выпустил приказ «о сокращении штата», под действие которого «по случайности» попали активисты профсоюза МПРА на данном предприятии.

Рассказывает активист профсоюза Стас Коренюгин: «Всё это безобразие происходит на фоне постоянных переработок и набора новых сотрудников. Кроме того предприятие увеличивает и объем производства, который и до сокращений был едва выполним.

А вот условия в производственных помещениях только ухудшаются. Несмотря на то, что в трудовом договоре работодатель указывает условия труда как нормальные. На деле оказывается, что — в цеху красят и шлифуют стеклопластик, варят и режут металл. Спецодежду сотрудникам не выдают. Пыли и шума так много, что для начальника цеха и его заместителя в углу производственного помещения был построен специальный герметичный «аквариум» со стеклопакетами, которые каждый день необходимо протирать от толстого слоя грязи и пыли, а нам, рабочим, остаётся лишь вдыхать эту взвесь широкой грудью».

15 октября активисты профсоюза МПРА, не готовые мириться со своим сокращением, провели серию одиночных пикетов у проходной предприятия ТРЭКОЛ, По словам Станислава Коренюгина, целью проведения пикетов является привлечение внимания общественности:
— к противозаконной деятельности компании;
— к абсолютному нарушению требований законодательства в области охраны труда;
— к несоблюдению ООО НПФ «ТРЭКОЛ» государственной политики по поддержке и развитию профсоюзной деятельности, обозначенной Президентом РФ – Владимиром Владимировичем Путиным как одного из приоритетных направлений.

Курьеры интернет магазина Ozon создали профсоюз и продолжают забастовку

В субботу 5 октября курьеры интернет магазина OZON остановили работу центрального склада в Санкт-Петербурге. Поводом послужило снижение зарплат за сентябрь от 5 до 20 тысяч рублей.

В воскресенье работники провели учредительное собрание профсоюза и продолжили забастовку. Они утвердили список требований и выдвинули его руководству.
Требования были разделены на две части. В первом списке требования, без выполнения которых работники не приступят к работе. Во второй части требования на выполнение которых руководству даётся время.

Работники OZON призывают коллег из других регионов присоединиться к профсоюзу и вместе бороться за справедливые условия работы.

Профсоюзы в России: бизнес или движение?

Лично я очень надеюсь, что перед нашими глазами заканчивается история старых “профсоюзов” и формируется новое движение, в котором не будет место “профсоюзным бизнесменам”, беспринципным прилипалам, жуликам, коррупционерам, авторитарным “профсоюзным царькам” и прочему старому гнилью, мешающему развитию чего-то настоящего, честного и могучего.

Автор статьи считает очень важным открытое и максимально широкое обсуждение путей развития профсоюзного движения, его ценностей, ориентиров, изучение имеющегося опыта, ошибок, опасностей, заблуждений, ценных наработок и передовых идей.

Профсоюз как инструмент изменения мира в руках работников

Лично я как активист (с более чем 13-летним стажем) нового профсоюзного движения, действующего в рамках Конфедерации Труда России (КТР), а также мои товарищи, придерживаемся видения, что профсоюз – это сами наемные работники, те самые, что создают своим трудом все блага этого мира и составляют подавляющее большинство населения земли.

Вся деятельность профсоюза строится на активном участии своих членов, их вовлечении во все процессы принятия решений и коллективных действий. Такую модель профсоюза принято называть “органайзинговой”.

Работники с давних пор объединялись, чтобы через совместные действия сообща преодолеть свое бессилие и бесправие перед лицом кажущегося всемогущим бизнеса и всей капиталистической системы. Только это объединение помогло кардинально улучшить положение наемных работников на работе и в обществе, обеспечить доступ к ресурсам современного мира, процессу принятия решений, собственности и власти.

Пора отбросить вредные иллюзии: основной целью и прямым интересом существования любого бизнеса является извлечение максимальной прибыли путем усиления эксплуатации и роста бесправия работников.

И без жесткой борьбы никакие хозяева бизнеса не будут считаться ни с чьими интересами. Вся мировая история подтверждает этот факт! Все хорошее, что есть у трудящихся в мире, было исключительно завоевано в тяжелой коллективной борьбе. Все те социальные стандарты, столь привычные старшему поколению трудящихся разных стран и ныне постепенно теряемые: устойчивая занятость и постоянные трудовые договора, 8-часовой рабочий день, “больничные”, ежегодные оплачиваемые отпуска, отпуска и пособия по уходу за ребенком, надбавки за сверхурочную работу, охрана труда, пенсии, правовая и социальная защита и многое многое другой!

Миссия профсоюза

Многие десятилетия всех нас старались разобщить, погрузить во тьму невежества, предрассудков, мракобесия, ксенофобии, пассивности, лишали возможности что-то решать и на что-то влиять, безальтернативно навязывали взгляды и ценности правящего класса. Чтобы иметь шанс на успех это нужно преодолеть.

По моему опыту органайзера, чтобы борьба была эффективной, важно каждому работнику осознавать свои интересы, свое положение в мире, устройство экономики и общества. Также для успеха жизненно необходимо изучать историю и опираться на опыт борьбы своих предшественников, использовать теорию, обобщающую этот опыт. Ведь чтобы построить сильную организацию придется брать на себя ответственность за свою судьбу, научиться демократическим методам коллективного обсуждения и принятия решений.

Профсоюз — это прежде всего школа организационной культуры, солидарности, коллективных действий, социальной активности. Это необходимый этап развития на пути к чему-то большему — к осознанию своих политических интересов и целей, формированию своей политической партии.

Если мы хотим достойного будущего, необходимо формировать и предлагать свою повестку развития общества, альтернативную тому, что нам всем навязывает бизнес.

Профсоюз также может стать для людей той солидарной товарищеской семьей, обеспечивающей поддержку и взаимовыручку, настоящий коллективизм и уверенность, что ты не останешься один на один с этим жестоким миром. Это то, чего так не хватает современным людям.

Но вообще организаций, способных выполнять эти задачи, катастрофически не хватает сейчас наемным работникам России. И именно в направлении построения и развития таких организаций, на наш взгляд, необходимо двигаться.

Увы, в нынешней профсоюзной среде продвигаются и иные взгляды на смысл и назначение профсоюзов…

«Профсоюз» как разновидность «бизнеса»?

Наиболее враждебным антагонистом модели органайзингового профсоюза является представление профсоюза как разновидности “бизнеса”, бенефициарами которого является узкая прослойка “профсоюзной элиты”. “Профсоюзная деятельность” в такой модели представляется как “продажа” работникам некой «услуги», причем вполне в соответствии с логикой капитализма и прибылью в качестве цели.

Концепция “профсоюзного бизнеса” не нова

Когда рабочие организации в разных уголках мира своей борьбой завоевали себе положение сильного субъекта трудовых отношений и доказали работодателям, что настало время их воспринимать всерьез, стали появляться те, кто желал направить эту энергию в русло личной наживы. Они не собирались содействовать развитию и активности трудящихся, как не собирались менять мир в соответствии с принципами социальной справедливости.

Их цель была просто “найти свою нишу”, “присосаться” к набирающему силу движению, используя и консервируя в корыстных целях имеющуюся неразвитость людей, их предрассудки, фобии и иллюзии, столь упорно культивируемые имущими классами.

Подобные персонажи в изобилии имеются и в современной России, пытаясь использовать нынешнее положение в профсоюзном движении…

Э. Вохмин: «Если члены профсоюза хотят насиловать поварих, то профсоюз должен это организовать и возглавить…»

Одним из ярких, на мой взгляд, идейных выразителей концепции “профсоюза-бизнеса” является довольно известный в современной профсоюзной среде тренер Эдуард Вохмин. С деятельностью этого человека мне довелось довольно близко столкнуться.

Безусловно, обладая талантом, отличными навыками психолога и преподавателя, он, никогда сам не участвуя в реальной профсоюзной деятельности и борьбе, тем не менее, умудрился приобрести славу эксперта, “лучшего преподавателя органайзинга” и даже сформировал своего рода «школу» своих адептов.

Высказывание с предложением «организовать и возглавить» изнасилование поварих, появившееся во время обсуждения на семинаре проблемы домогательств в отношении работниц столовой со стороны ряда работников калужского завода “Фольксваген”, было неоднократно повторено им впоследствии на разных тренингах. Причем участников, решительно несогласных с такой концепцией, он называл «долбаными леваками, а не профсоюзниками». Именно в такой гротескной форме Вохмин подчеркивал свое видение “профсоюзной» деятельности, называемое им самим «от живота».

Сам “профсоюз” в такой схеме — это некоторая “посредническая” бизнес-фирма полупрофессиональных “решал”, предоставляющая свои услуги, балансируя “на проводе трудовых отношений” между работниками и работодателями, где и работодатели и работники, по выражению самого Вохмина, являются “конкурентами профсоюза”.

Для такого “профсоюза” в общем не важно, чем и как заниматься, “направление деятельности” и “модель устройства” выбираются ситуативно, главное — это выживание своего “бизнеса”, сохранение положения “профсоюзной элиты” и удержание “кормовой базы” — членства.

“Профсоюз — ради профсоюза”, а не “профсоюз ради миссии”. Активисты профсоюзов, участвующие в реальной коллективной борьбе, Вохминым представляются “отмороженными героями”, “профсоюзными маньяками”, “долбанутыми” (дословные высказывания Вохмина).

Свое видение он упорно и умело подмешивает к обучению вполне полезным практическим технологиям деятельности организации. Вохмин в совершенстве овладел инструментами психологического воздействия и манипуляции, техниками которые используют в том числе продвинутые менеджеры и бизнес-тренеры. Причем в своей работе он никогда не заморачивался об ответственности тренера за последствия психологического воздействия на участников тренингов. Эти навыки и таланты, обращенные для продвижения реакционных концепций, способны наделать много бед.

Негативные последствия деятельности Вохмина, по моим наблюдениям, ощутили на себе даже некоторые прогрессивные профсоюзы, входящие в КТР.

Манипулятивными методами ему удается получить влияние на ряд профсоюзных лидеров и активистов. Одной из излюбленных методик воздействия, по моим наблюдениям, является следование заветам кота Базилио и Лисы Алисы — воздействие откровенной лестью на амбиции, скрытые комплексы, слабости людей, что позволяет Вохмину становиться для них “гуру”, слова которого являются “источником высшей мудрости”.

“Профсоюз — ради профсоюза”, а не “профсоюз ради миссии”. Активисты профсоюзов, участвующие в реальной коллективной борьбе, Вохминым представляются “отмороженными героями”, “профсоюзными маньяками”, “долбанутыми” (дословные высказывания Вохмина).

Свое видение он упорно и умело подмешивает к обучению вполне полезным практическим технологиям деятельности организации. Вохмин в совершенстве овладел инструментами психологического воздействия и манипуляции, техниками которые используют в том числе продвинутые менеджеры и бизнес-тренеры. Причем в своей работе он никогда не заморачивался об ответственности тренера за последствия психологического воздействия на участников тренингов. Эти навыки и таланты, обращенные для продвижения реакционных концепций, способны наделать много бед. Негативные последствия деятельности Вохмина, по моим наблюдениям, ощутили на себе даже некоторые прогрессивные профсоюзы, входящие в КТР.

Манипулятивными методами ему удается получить влияние на ряд профсоюзных лидеров и активистов. Одной из излюбленных методик воздействия, по моим наблюдениям, является следование заветам кота Базилио и Лисы Алисы — воздействие откровенной лестью на амбиции, скрытые комплексы, слабости людей, что позволяет Вохмину становиться для них “гуру”, слова которого являются “источником высшей мудрости”.

Это для Вохмина стало почвой для неплохого заработка в профсоюзной среде, позволило обеспечить себя семинарами и получать гонорары по высокому ценнику. Кроме того, умело рекламируя свою “сопричастность” к профсоюзному движению и влияние на активистов, данный персонаж умудряется “разводить” на какие-то “проекты” международные профсоюзные и общественные организации.

Как распознать, что профсоюзная организация находится под влиянием “профбизнесмена”? Характерные признаки и симптомы

1. «Привлечение в профсоюз» как инструмент «маркетинга»

“Профсоюзные бизнесмены” также иногда используют понятие «органайзинг», однако вкладывают в него совсем иной смысл. Для них “органайзинг” —  это поиск, привлечение и удержание как можно большего количества «клиентов», «потребителей услуг» (или иллюзии “услуг”) — “членов профсоюза, уплачивающих взносы” или, по выражению Э.Вохмина, “членской кормовой базы”.

В органайзинговой модели профсоюза безусловно также важно вовлечение новых людей в деятельность организации и поступление материальных средств в виде взносов. Однако в этом случае речь идет об осознанном членстве и ресурсах в интересах успешной борьбы за выполнения миссии профсоюза.

У “профсоюзных бизнесменов” как раз наоборот, главная цель “профсоюзной работы” — прирост формального членства как условие роста дохода и влияния “профбизнесменов”. Их идеал — это “профсоюз” , которому “платят дань” (выражение Э.Вохмина) все работники вне зависимости от членства в профсоюзе.

Поэтому, когда лидеры призывают “вступать в профсоюз” для “численности”, при этом не обсуждается коллективная деятельность людей и методы общей борьбы, требующей массового участия, когда неясна система ценностей профсоюза и его стратегия, стоит задуматься: тот ли это профсоюз?

2. «Заманухи»

Для привлечения новых членов профсоюза используются разные «акции», «подарки», «программы лояльности», “праздники”, мало чем отличающиеся от практики торговых сетей. Человека мотивируют «вступить в профсоюз» получением от «профсоюза» какой-то материальной выгоды: путевок, подарков, скидок, матпомощи и так далее. Яркий пример это рекламная программа федерального масштаба “Профдисконтснг.рф”, обещающая члену профсоюзу скидки при пользовании услугами партнерских организаций по всей стране.

На самом деле это очень похоже на систему классических финансовых «пирамид».

Работникам, уплачивающим взносы, каким-то образом обещается экономическая выгода при том, что практически единственным источником средств профсоюза являются эти же самые взносы. По этой схеме, например, строится деятельность большинства первичек профсоюзов, входящих в ФНПР (профобъединение — Федерация Независимых профсоюзов России).

3. «Загнать в профсоюз», заключив сделку с работодателем

Ради цели привлечения «кормовой базы» профсоюзное руководство, занявшееся “профбизнесом”, часто заключает сделку с работодателями. Работодатели разными способами помогают «загонять» работников в «профсоюз», а профсоюзные боссы расплачиваются за это «сливом» интересов работников и обслуживанием потребностей работодателя. Очень показательный пример 2019 года на АвтоВАЗе в Тольятти.

Руководство профсоюза АСМ (Профсоюза работников автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения РФ — членская организация ФНПР) заключило с менеджментом “соглашение”, по которому работодатель будет предоставлять ряд льгот и выплат только членам АСМ, чтобы таким образом остановить падение численности АСМ, а может, и привлечь новых членов. В свою очередь АСМ согласовал все антирабочие меры и инициативы работодателя, приведшие к существенному падению зарплат и ухудшению условий труда.

Очень часто действуют еще более грубо, когда «вступить в профсоюз» предлагается представителями администрации при трудоустройстве.

Отказ или выход из такого «профсоюза» позиционируется как “нелояльность” по отношению к работодателю со всеми вытекающими последствиями.

4. «Красиво продать результаты» работникам

Важнейшим навыком для “профбизнесмена” является создание иллюзии «великих достижений». Это не удивительно. Чтобы за «услугу» платили, люди должны ощущать ее полезной для себя. Но профсоюз, не способный на реальную борьбу, не способен и на реальные победы, он может получить только то, что «не жалко» работодателю. Поэтому для профсоюзных боссов очень важно так «продать» людям действия работодателя, чтобы они восприняли это как «благо» и как бесспорное «достижение профсоюза». Для этой цели в ход идут любые методы: подмена понятий, манипуляции и откровенная ложь. Этим навыкам даже учат порой на тренингах.

5. «Договорная» “борьба” с работодателем

Практика «договорняков» пришла к нам от ряда зарубежных бюрократических профсоюзов. Работает это так: профсоюзная бюрократия заранее договаривается с работодателями, о каких-то условиях, а потом разыгрывают спектакль «противостояния» перед работниками. Для профсоюзной бюрократии это возможность изобразить борьбу, поддержать свой авторитет перед людьми, совершенно искренне участвующими в мобилизациях и профсоюзных действиях. В результате заранее оговоренные условия, как бы скромны они ни были, выставляются как результат «великой победы». Работодатель получает то, что хотел, а профсоюзные боссы при этом сохраняют поддержку и взносы.

6. Отсутствие реальной демократии, кулуарность принятия решений, закрытость информации о деятельности

“Профсоюзный бизнес” приносит свои дивиденды всегда очень узкому кругу лиц, остальные массы членов такого “профсоюза” это как раз те, за счет кого эта схема работает. Поэтому профбоссы вынуждены скрывать от основной массы истинные цели и стратегию “профсоюза”, иначе их просто “не поймут”. Именно поэтому рядовые члены всячески изолируются от любой по-настоящему важной информации о деятельности организации. Решения принимаются при закрытых дверях узким кругом “посвященных” лиц. Ведется противодействие выстраиванию “горизонтальных связей” между членами профсоюза и профсоюзными организациями, все замкнуто только на “проверенных” профсоюзных начальников. Отсутствует открытое обсуждения проблем и недостатков организации, гасятся дискуссии, замалчивание и подавление альтернативных точек зрения внутри профсоюзного актива, жесткая цензура и самоцензура.

Постоянно жалуясь на «пассивность людей”, профсоюзные боссы на практике делают все возможное, чтобы эту пассивность поддерживать и культивировать. Тех активистов, кто начинает активно «совать свой нос» в происходящее, обычно стараются или “купить” или выдавливать.

7. Резкий отрыв доходов профсоюзных начальников от средних зарплат членов и работников профсоюза

Поскольку основной целью “профсоюзного бизнесмена” является личное обогащение за счет профсоюза, то важным индикатором “наличия в профсоюзе проблемы” является резкий разрыв между доходами профсоюзных начальников и зарплатами тех, чьи интересы эти начальники якобы отстаивают, или “полевыми” профессиональными активистами профсоюза, выполняющими основную организационную работу. Люди объединяются в профсоюз в том числе для того, чтобы улучшить свое материальное положение.

Но суть профсоюзной идеи в том, что это улучшение достигается сообща, общими действиями и для всех участников. Именно сложение общих сил работников в один кулак делает профсоюз сильным и дает те возможности, которые недоступны каждому в отдельности.

Справедливость, равенство, доверие и солидарность — вот то, без чего это не может работать.

Обогащение начальства за счет профсоюза, социальная несправедливость и неравенство внутри профсоюза — это очевидный показатель полного вырождения.

8. Крайняя беспринципность

Поскольку целью “профсоюзных бизнесменов” является личная выгода любой ценой, то считается допустимым все, что обеспечивает эту цель. Крайние формы цинизма подменяют четкую систему профсоюзных ценностей и профсоюзную миссию. Ради личной выгоды в конкретных условиях подобные персонажи готовы поднимать любые знамена, заключать любые союзы и поддерживать любые, самые реакционные силы. Например, известный своим легендарным “профсоюзным проходимчеством” нынешний лидер Союза Профсоюзов России (СПР) С.Храмов в свое время еще в бытность руководителя СоцПроф превратил свои подконтрольные “профсоюзные” структуры в инструмент финансирования предвыборной кампании Ельцина. Это не помешало ему потом втереться в члены Всемирной Федерации Профсоюзов (ВФП), которая позиционирует себя как объединение “красных профсоюзов”.

Упомянутый ранее Эдуард Вохмин вел семинары для активистов считающегося прогрессивным и органайзинговым профсоюза МПРА (Межрегиональный профсоюз “Рабочая Ассоциация” — членская организация независимого профобъединения КТР), но в то же самое время обучал его открытых врагов — профсоюз АСМ. Профсоюз АСМ создавался на предприятиях самими работодателями в противовес инициативам работников организовать свой независимый профсоюз МПРА.

Деятельность АСМ повсеместно связана с обслуживанием интересов заводской администрации и зависимостью от местных властей, одна из задач этой деятельности — это борьба любыми методами с действительно независимыми профсоюзами.

Но собственно для подобных персонажей не так важно, кого и чему учить, главное, чтобы это приносило доход и влияние. Рассуждая в одних аудиториях про “органайзинг”, в то же время Вохмин на своей странице в “Фейсбуке” всячески пиарил откровенно “корпоративистский”, созданный и управляемый работодателем, казахстанский “профсоюз”, входящий в Федерацию профсоюзов Республики Казахстан (ФПРК).

ФПРК — это те самые “профсоюзы”, что были соучастниками правящего режима Казахстана в деле уничтожения независимого профсоюзного движения и репрессий против рабочих активистов.

На международном уровне даже ФНПР поддержала изгнание ФПРК из глобального профсоюзного сообщества. Что не является, однако, аргументом для “продвинутого профсоюзного тренера”. Зная Вохмина лично, я глубоко убежден, что если бы власти и бизнес предложили ему использовать свои навыки и таланты для нанесения вреда рабочему и профсоюзному движению, он без особых колебаний согласился бы, причем еще и обосновал бы это как важное личное достижение. С учетом того, как развивалась ситуация в профсоюзном движении в Калуге и роли Вохмина в этом, я совершенно не могу исключить, что что-то подобное уже имело место быть.

9. Зачем профсоюзу иметь четкие принципы?

“Профсоюзные бизнесмены” стараются выставить принципы организации как что-то бесполезное, “окостеневшее”, “идеалистическое”, то что мешает быть “гибкими” и действовать “прагматично”. Беспринципность представляется даже как некоторое преимущество. Эдуард Вохмин, например, любил обосновывать это тезисом: “подлость — оружие слабых”, оправдывая такой подход реальной слабостью профсоюзов.

Но в чем на самом деле сила профсоюза как организации?

Основная сила профсоюза в людях!

В их готовности коллективно действовать вместе с организацией, в их доверии организации. Если у профсоюза есть четкие принципы и система ценностей, когда его деятельность понятна, предсказуема и открыта для людей, только такой организации работники будут доверять, связывать с ней свою судьбу, идти на жертвы, зная, что их не предадут и не продадут ради сиюминутной выгоды беспринципные профсоюзные боссы.

Для настоящего профсоюза принципиальность — это источник силы.

Разводилам принципы мешают проворачивать свои делишки, но, встав на путь беспринципности, не стоит рассчитывать на доверие и поддержку людей. Такие “профсоюзы” теряют даже формальную численность, а тем более не могут мобилизовать людей на коллективную борьбу.

10. Противодействие “профсоюзных бизнесменов” полноценному самообразованию и саморазвитию членов профсоюза

Чем шире кругозор у людей, чем более они знакомы с историей борьбы и развития мирового рабочего движения, чем лучше они разбираются в экономических и социальных процессах общества, их закономерностях и свойствах, тем сложнее такими людьми манипулировать, тем сложнее вовлекать их в “мутные схемы” и превращать в “кормовую базу”. Поэтому все “профсоюзные бизнесмены” — принципиальные враги полноценного самообразования и саморазвития членов профсоюза. Наоборот, они заинтересованы в сохранении предрассудков, мракобесия, невежества. Различные просветительские проекты вызывают раздражение и злобные нападки со стороны подобной публики.

К примеру, Эдуард Вохмин — последовательный противник “осознанного членства”, упорно продвигал концепцию, согласно которой теоретическое и историческое саморазвитие активистов “вредно”, поскольку якобы так они “отрываются от остальной массы работников и перестают с ними друг друга понимать”.

Также культивировалась мысль, что якобы чему-то научиться “можно только на своем опыте”, а значит “изучать чужой опыт бессмысленная трата времени”. Стремящиеся к самообразованию и изучению мирового опыта рабочей борьбы, критически мыслящие профсоюзные активисты всячески дискредитируются и высмеиваются. В командах активистов и общественных организациях, куда дотягивается влияние таких вот “гуру” обязательно разжигаются конфликтные ситуации и противопоставления активистов друг другу. Примеров разрушительной деятельности того же Вохмина только за последние годы можно видеть множество.

Особую ненависть Вохмина и ему подобных вызывает изучение марксизма, как наиболее целостной теории, обобщающей и систематизирующей особенности положения и борьбы наемных работников за последние несколько столетий.

Для их дискредитации применяются все методы. Например, манипулятивный прием представления очевидной некомпетентности и неадекватности некоторых курьезных маргинальных персонажей и организаций, как несостоятельность всего левого активистского движения и теории.
Основой обучения и тренингов специалистов вроде Вохмина является ориентация на изучение утилитарных приемов манипуляции людьми с целью “загнать” работников в “профсоюз”, а также как “заинтересовать” работодателя и сделать его союзником и помощником для “профсоюзного” бизнеса.

Лично мое убеждение в том, что пока работники не научатся и использовать весь мировой опыт борьбы, пока не возьмут на вооружение передовые теории, они будут как слепые котята совершать одни и те же ошибки, постоянно проигрывая столь могучему и грамотному противнику, коим является мировой бизнес. Поэтому вопрос полноценного глубокого развития и обучения — это вопрос выживания и успешной деятельности настоящей организации.

Есть ли перспективы у «профсоюзного бизнеса» в современной России?

Насколько же успешными в современной России могут быть “бизнес-модели” профсоюза? Какой же такой “услугой” или “сервисом” “профсоюзные бизнесмены” могут успешно привлекать и удерживать “клиентов” и оправдывать свою “рентабельность”?

Подарки, скидки, путевки? Профсоюз — не благотворительная организация, и если бы он “расходовал” на разные “бонусы” своим членам больше средств, чем собирал, то “вылетел бы в трубу” в первый же месяц.

Приобрести путевку сегодня для любого желающего на коммерческой основе — совершенно не проблема. Туристические фирмы представлены в изобилии, и как инструмент конкуренции они дают разные скидки, которые можно получить без “посреднических” услуг “профсоюза”.

Собственных санаториев и разной прочей прибыльной собственности у “традиционных” профсоюзов хватает только на поддержание безбедной жизни аппарата, не более. Коммерческое их использование приносит доход и для профсоюзной верхушки более выгодно чем “облагодетельствованные” с их помощью рядовых членов профсоюза.
“Подарки”, с учетом ежемесячных профсоюзных взносов, в результате обходятся людям “втридорога”.

Различные коммерческие организации проводят “кампании лояльности” по привлечению клиентов, предусматривающие бонусные карты и скидки.

И “профсоюз” в этой сфере не имеет очевидных преимуществ

Сложно убедить людей платить ежемесячно взносы, ради того, чтобы получить в каком-то магазине скидки, которые и так раздают регулярным покупателям.
Работники, которых удалось заманить “халявой”, оказываются в реальности в убытке.

Пока эта система двигалась по инерции, эксплуатируя привычки и стереотипы старшего поколения, жившего в СССР, это еще как-то держалось. Но люди, особенно молодые, начинают просто “считать”, приходит поколение, выросшее в жесткой капиталистической реальности и которых уже так примитивно не обмануть.

Сегодня таким методом не только не привлечь сколь-либо большое число людей, таким способом уже не получается даже удержать старую членскую базу.

ФНПР, деятельность которой во многом как раз и построена на раздаче подарков и путевок, по самым сдержанным данным в среднем ежегодно теряет около миллиона членов….

Юридическая защита? Некоторые профсоюзы продвигают “сервис” по принципу “юридической страховки”. Члены профсоюза платят взносы, а если у них возникают проблемы на работе, профессиональные юристы решают их бесплатно.

Но вся проблема в том, что в реальной российской жизни, в трудовых конфликтах юристы оказываются малоэффективными.

Все решается соотношением сил, а работодатель на этом поле заведомо сильнее. Трудовое законодательство носит во многом фиктивный характер, и повсеместно не выполняется, Государственные контролирующие органы плотно интегрированы с интересами работодателей, особенно крупных. На жалобы работников как правило они отвечают “отписками”, желания конфликтовать с “сильными мира сего” и “кусать руку кормящую” у них нет, да и механизмы воздействия на работодателей крайне ограничены. Суды, даже в идеальном случае, когда не вступает в действие коррупция и “телефонное право”, выносят решения на основании доказательств, а у работодателя с его финансовыми возможностями, юридическими отделами, службой безопасности и административным ресурсом воздействия на работников и тут очевидная фора.

Реальная ситуация в судебной сфере еще хуже, чем в теории.

Что может этой махине противопоставить работник, пусть даже и вместе с “профессиональным юристом”? Индивидуальное сутяжничество работника с серьезной компанией всегда в конечном итоге заканчивается плохо для работника, вне зависимости от компетенции помогающего ему юриста. Работодатель всегда находит возможность посчитаться с отдельным “смутьяном”. Реальная жизненная практика все больше учит людей в бесполезности и даже опасности такого “сервиса”.

Корпоративный профсоюз? Можно попробовать создать под крылом работодателя полностью лояльную структуру, “продавая” работникам сказки о том, “как много” он добивается.

Но возникает закономерный вопрос, если корпоративный профсоюз по факту является структурой работодателя, полностью ему подчиняется, а все «блага» добровольно «дарует» сам работодатель, то зачем такой “профсоюз” вообще нужен?

Разве работодатель не может «даровать» напрямую, без посредников? Зачем нужно где-то состоять, платить деньги, содержать дополнительных «профсоюзных» боссов, если все равно все зависит только от воли и расположения работодателя? Как такой «профсоюз» может помочь в случае, когда работодатель не считает нужным «заниматься благотворительностью», а как и положено нормальному хозяину-капиталисту, действует в интересах увеличения своей прибыли и выжимает из работников как можно больше труда, погружая их в нищету и бесправие? В последнее время бесполезность таких «профсоюзов» все более очевидна думающим работникам.

Зачем людям «профсоюз», который реально не способен решать их проблемы? Можно конечно долго обманывать, выставлять поражения за победы, но финал уже виден… Достаточно посмотреть на то, как осыпаются и тают на глазах подавляющее большинство профсоюзов входящих в ФНПР, пытающихся строить свою “бизнес-модель”, полностью лояльных, не конфликтующих с работодателем.

Конечно, можно с помощью работодателя принудительно загонять людей в профсоюз, обложив всех в принудительном порядке “профсоюзной данью”, это будет незаконно, такой “профсоюз” работники будут люто ненавидеть и при удобном случае бороться против него. Но какое-то непродолжительное время такая структура может поработать. Как, например, профсоюз АСМ на АвтоВазе. Однако такой путь для “профсоюзного бизнесмена” гораздо более сложный, затратный и ненадежный, чем просто напрямую работать менеджером в системе работодателя.

В чем может содержаться вред «бизнес-модели» профсоюза и почему с ней надо бороться?

“Бизнес-модель” профсоюза несет в себе много вреда для развития профсоюзного движения самим фактом своего существования. Работники, попадающие по неопытности в такие структуры, получают наглядный урок продажности, беспринципности и бесполезности “профсоюзов”, что способно на долгое время дискредитировать в их глазах саму профсоюзную идею. Наличие таких “профсоюзных структур” дезориентирует и дезинформирует людей, только вступающих на путь борьбы за свои интересы.

На сегодняшний день мы имеем почти 30-летний опыт профсоюзной борьбы в новой капиталистической России.

В этот период концепция “бизнес-модели” являлась скорее “мейнстримом” в структурах ФНПР, СоцПроф, СПР и некоторых других профсоюзов. Именно эта концепция доминировала на профсоюзном поле. Результат налицо! Опросы показывают чудовищно низкий уровень доверия к профсоюзам. Численность членов профсоюза за прошедший период неуклонно сокращалась и уменьшилась в разы. Тотальное наступление на права и интересы работников, повсеместно ухудшают жизнь, даже действующее законодательство превращается в фикцию, неустойчивая и неформальная занятость, увеличение реального рабочего дня, понижение всех социальных стандартов и ухудшение условий труда, фактическое бесправие — это то, что мы сегодня повсеместно наблюдаем.

Деморализация, апатия, пассивность наемных работников, отсутствие у них опыта настоящей борьбы и солидарности — это тоже заслуга в том числе всех этих структур, называющих себя “профсоюзами”.

Именно эти “профсоюзы” под вывеской “социального партнерства” все эти годы поддерживали ложные иллюзии, отравляли людей ядом патернализма, насаждали пассивность, беспринципность, индивидуализм и показушный формализм. Именно они загоняли трудящихся на массовки в поддержку власти олигархов, и изолировали от международного опыта реальной борьбы и коллективных действий.

Поэтому я считаю, что борьба с концепцией “бизнес-модели профсоюза”, ее повсеместное разоблачение является актуальной задачей любого честного профсоюзного активиста. Конечно, эта модель сама по себе не способна остановить живое профсоюзное движение, но замедлить и усложнить этот процесс вполне может.

Пенсионная реформа 2018 г. показала со всей ясностью все бессилие, трусость и бесполезность “профсоюзных структур”, столь долго бравировавших своей “массовостью”, “влиятельностью” и “близостью к власти”. Для людей это был жесткий урок, из которого неминуемо последуют выводы…

Лично я очень надеюсь, что перед нашими глазами заканчивается история старых “профсоюзов” и формируется новое движение, в котором не будет место “профсоюзным бизнесменам”, беспринципным прилипалам, жуликам, коррупционерам, авторитарным “профсоюзным царькам” и прочему старому гнилью, мешающему развитию чего-то настоящего, честного и могучего.

Автор: Дмитрий Кожнев — активист профсоюза МПРА

Gestamp Калуга: создать профсоюз или ждать милости от начальства?

«Gestamp Automocion» – международная испанская корпорация, специализирующаяся на производстве компонентов из листового металла и структурных систем для автомобильной индустрии.

В 2010 году компания открыла завод (совместно с российской корпораций «Северсталь») в Калужской области и стала поставщиком крупнейшего предприятия Калуги – завода «Фольксваген».

Работники «Гестапм-Северсталь-Калуга» (ГСК) уже в третий раз пытаются организовать на предприятии профсоюз, каждый раз сталкиваясь с попытками руководства подавить недовольство в зародыше. В отличие от большинства других работодателей, руководство ГСК старается использовать не прямые репрессии против недовольных, а метод «пряника». Дают небольшую подачку работникам для того, чтобы те отказались от идеи создания профсоюза.

До этого попытки работников создать профсоюз пресекались повышением зарплаты (которая затем долгое время оставалась на одном уровне) и карьерным ростом одного из лидеров профсоюза. В этот раз люди были недовольны тем, что на предприятии долгое время не было существенного повышения зарплаты и отсутствовала полноценная развозка до места работы (завод расположен за городом). Руководство ожидаемо попыталось «купить» недовольных – проведя индексацию зарплаты, введя развозку и расширив ДМС. Как заявил на собрании с цехами директор предприятия: «нам не нужен профсоюз, чтобы договориться».
Об этой ситуации мы решили поговорить с участником событий.

-Довольны ли вы и ваши коллеги своей работой?

-Работа мне нравится. Я понимаю, что и зачем я делаю. Не устраивает большой объем работы — который связан с нехваткой квалифицированных кадров и уровнем з/пы. Волнует несоответствие в загрузке на работе и оплате труда, низкая квалификация персонала, высокая текучка, куча правил и требований, ознакомить и обучить которым не хватает времени. Не работающая система уровней (грейдов). Несоответствие вредности и вида выполняемых работ.

-А устраивает ли вас ваша зарплата и хватает вам ее для нужд?

-Уровень зарплаты для меня сложная тема. Кому-то не хватает на хлеб, а кому-то на нефтяную вышку. Я работаю с 2014 года, начинал простым рабочим. Карьерный рост приносил за собой повышение оклада, но как только повышается зарплата — повышаются и потребности. Однако, я считаю уровень зарплаты недостаточным.

-Как относятся к работе ваши коллеги? Какие есть проблемы?

-Людей многое не устраивает — от качества еды и «запаха» в раздевалке и санузле до жары в летнее время. На предприятии деспотичный индустриальный директор. Только в этом году со сменой директора по персоналу появились просветы для сотрудников. До этого вся власть была сконцентрирована в руках индустриального директора. Он принес жёсткую дисциплину и повысил прибыль путем оптимизации расходов, а пострадали работники, т.к обязанностей стало слишком много.

-Сколько человек работает на предприятии?

-По официальным данным 366 человек. Из них 280 рабочих. Многие заняты поиском работы с аналогичным или более высоким уровнем зарплаты, так как текущая ситуация мало кого устраивает. Я знаю тех, кто работает ради хоть какой-нибудь стабильности, т.к не могли долгое время найти постоянной работы. А также я знаю начальников линий, которые получают неплохую по калужским меркам зарплату и боятся потерять свою работу

-Есть ли на предприятии люди, которые работают через кадровые агентства?

-Да. Их не так много. Суммарно, человек 30, может меньше. Так же есть региональная команда (численность не знаю) которая числится на заводе, но вечно в командировках.

-Хотели бы вы как-нибудь улучшить ситуацию?

-Да, хотели. И попыткой такого улучшения стала попытка организации профсоюза. Опросили сотрудников — да, конечно, профсоюз нужен, давай создадим. Попросил помощи и получил ее от МПРА. Но как только дело дошло до вступления в профсоюз и создания реальной организации, оказалось, что заниматься этим вопросом готов только я и ещё пара человек. Многие из утверждавших о необходимости профсоюза даже вступать не стали. Кого-то запугал работодатель. Кто-то сидит на хорошем окладе и не хочет ничего менять. Кто-то, видя монополию индустриального директора, не верит в перемены. А кому-то и просто все равно — день прошел и славно. Результатом нашей деятельности стала организация «фокус группы». Это собрание работников, с целью обсуждения проблем на предприятии и поиском путей решения. Организатор и единственный официальный представитель работодателя — наш новый НR директор (директор по персоналу).

После попытки организации профсоюза на ГСК, впервые с момента организации завода появилась полноценная доставка сотрудников на работу. До этого нас после первой смены привозили на сквер в центре города и забирали оттуда же. А сейчас стали развозить по городу до районов где живут работники – при. ред.

-Как у вас обстоит дело с созданием профсоюза на данный момент?

-Мы, как можем, пытаемся уговорить своих напарников. Кто-то понимает, но большинство — не особо. Улучшить ситуацию можно путем увеличения активистов и увеличением агитационной информации. Сейчас, в связи со сменой направления деятельности, мне не хватает сил и времени для поиска новых членов профсоюза. Ну и конечно многое зависит от самих работников. Если сейчас начать действовать с малой численностью все сойдёт на нет. Не имея поддержки большинства серьезно влиять на работодателя мы не сможем.

-Что вы можете пожелать другим работникам своей отрасли?

-Осознать, что реальная сила сконцентрирована в руках рабочих. Что вместе можно достичь много. Но для этого нужно быть единым сплоченным коллективом, готовым отстаивать свои права.

Сегодня в России у большинства людей нет опыта участия в настоящих профсоюзах, поэтому они мирятся с ситуацией на своей работе, вместо того, чтобы менять её в своих интересах. Наличие на предприятии профсоюза означает, что у работников появляется инструмент влияния на начальство и последнему придётся с этим считаться. Не получится у начальника теперь вынести выговор своему подчинённому за какую-нибудь ерунду, не получится повысить план и выработку, не проведя положенные замеры и не согласовав их с профсоюзом. Не получится провести оценку вредности на рабочем месте и не учесть вредные факторы (за которые нужно доплачивать). Именно поэтому для таких работодателей как ГСК порой проще немного повысить зарплату и немного улучшить условия труда, но не допустить создания профсоюза. Но мы хотим задать один вопрос. Если у работников нет на предприятии своей организации – что помешает начальству завтра забрать то, что они сегодня «милостиво» дают? Да даже Сам факт того, что сделали нормальную «развозку» только после попытки создать профсоюз, говорит о том, что без профсоюза добиться чего-то существенного не получится.

Мы проводим на работе значительную часть своей жизни и от того, где мы работаем, зависит наше положение в обществе и то, как живут наши семьи. Чтобы сделать это положение достойным, нужно не удовлетворяться подачками, а объединяться и становиться силой. Поэтому мы призываем работников ГСК создать у себя на предприятии собственную организацию, с мнением которой руководство предприятия вынуждено будет считаться.

Источник: Факел

Манифест профсоюза IT

Свершилось! Мы доработали Манифест нашего профсоюза и готовы представить его публике.

Если у вас были вопросы, но вы боялись их задать — приглашаем прочитать Манифест. Если вопросы останутся и после прочтения — добро пожаловать в комментарии или к нам на почту: itunion@protonmail.co

Повторимся, что реинкарнация профсоюза — дело долгое и непростое, так что если у вас есть желание ускорить процесс — мы будем только рады. Пишите нам.

Манифест профсоюза IT

1

Мы, российские работники сферы информационных технологий, объявляем о создании профессионального союза. Цель объединения — коллективная защита наших прав и интересов.

Мы объединяемся, так как знаем: многие проблемы, самые важные и глобальные проблемы, не решаются в одиночку. Можно пожаловаться на нерадивого работодателя, зажавшего положенную зарплату, но без грамотной юридической поддержки, без солидарности коллег и открытой информационной кампании шансы на успех будут близки к нулю. Можно уйти от одного работодателя, но нельзя уйти от порочных практик всей отрасли. Наконец, можно уехать в другую, более благополучную страну, но нужно помнить, что благополучие там — результат коллективной борьбы многих поколений рабочих. Не будет коллектива, не будет борьбы — исчезнет и благополучие.

Корпорации и государства, регуляторы и агрегаторы, биржи фриланса и венчурные фонды — все они работают как единые слаженные организмы, но представляют интересы не сотрудников IT, а противоположной стороны. Чтобы разговаривать с ними на равных, работникам нужно своё, независимое объединение.

2

Говорят, что в IT всё благополучно, и потому работникам не за что бороться. Это не так.

Неоплачиваемые сверхурочные, серые зарплаты в небольших компаниях, привлечение наёмных работников к уголовной ответственности за используемое работодателем нелицензионное ПО, низкие зарплаты преподавателей в IT, нарушения техники безопасности линейщиков и монтажников — всё это реальность, которая подтверждается и нашим опытом, и опросами сотрудников сферы.

Но даже тем, кому повезло работать в “приличной” компании, есть о чём беспокоиться.

3

Профессии, связанные с информационными технологиями, становятся всё более массовыми. А чем больше людей в отрасли, тем больше между ними конкуренция. Чем больше конкуренция, тем меньше зарплаты.

В то же время, корпорации объединяются для защиты своих собственных интересов. В Нижегородской области — одном из самых развитых IT-регионов России — более 70 компаний уже объединились в единый кластер. Среди их целей — “повышение инвестиционной привлекательности региона”. Но повышение инвестиционной привлекательности — это не только создание развитой инфраструктуры, это ещё и удержание зарплат на низком уровне. Ибо капитал перетекает туда, где затраты на рабочую силу ниже.

Конкуренция между работодателями ослабевает, а между работниками — растёт. Ограничение конкуренции между работниками — это именно то, чем занимаются профсоюзы.

4

Работники IT — это не сферические люди в вакууме. Мы — часть экономики страны и всего мира, и она может как помогать нам, так и мешать.

Пакет Яровой, закон об автономном Рунете, повышение пенсионного возраста, монополизация авторского права и чрезмерная его защита — всё это внешние факторы, но они оказывают на нас прямое влияние, определяют степень нашей свободы как профессионалов и как граждан страны.

Поодиночке у нас нет никаких шансов остановить законопроекты, бьющие по нашим интересам. Но если профсоюз объединяет большинство работников отрасли, если он воспитывает в людях солидарность и организованность, то такой профсоюз вместе с другими объединениями способен остановить принятие вредных законов или вынудить власть принять те законы, которые нужны нам.

Всеобщие стачки, миллионные манифестации в Европе — это не просто красивая картинка, это метод борьбы, эффективность которого подтверждается уже не первое столетие.

Пусть в России настоящие, независимые профсоюзы всё ещё малочисленны. Пусть нам ещё далеко до той организованности, которую демонстрируют работники в Европе, США, Латинской Америке, а иногда и Азии. Если мы не начнём сами двигаться в нужном направлении, если не возьмём на себя ответственность быть в авангарде это движения, ситуация продолжит ухудшаться.

5

Борьба за наши интересы — дело интернациональное.

Информационные технологии объединяют людей по всему миру с невиданной доселе лёгкостью. Но этот дар становится также и проклятием. Из-за единого языка коммуникации, из-за объединённой инфраструктуры капитал может быстро перетекать из одного региона в другой, из более богатых стран в более бедные.

Это значит, что недостаточно поднимать уровень зарплат только в одной компании, в одном регионе, в одной стране — чрезмерное повышение создаст риск ухода заказчиков к более сговорчивым исполнителям. Поэтому профсоюз должен укреплять связи с другими профсоюзами, в том числе за рубежом, чтобы выступать единым фронтом.

Мы ставим себе целью такое интернациональное объединение.

6

На постсоветском пространстве значение слова “профсоюз” было изуродовано до неузнаваемости из-за исторических метаморфоз.

В Советском Союзе не было частных корпораций, а потому профсоюзы выполняли чисто декоративную функцию. Но вот Союз рухнул, капитал вернулся, а в СНГ по-прежнему осталась масса профсоюзов, работающих по старой схеме: раздающих путёвки в санатории, подарки детям на Новый Год… По факту, подобные “профсоюзы” становятся ещё одним органом администрации предприятия.

Мы прекрасно знаем об этом, и мы знаем, что подконтрольность профсоюза кому бы то ни было кроме самих работников — это медленная смерть.

Поэтому профсоюз IT будет принимать в свои ряды только работников, не имеющих права нанимать или увольнять сотрудников в своих компаниях.

Но внешняя зависимость — это только половина беды. Вторая половина — это опасность внутреннего перерождения из-за бюрократизации и отрыва верхушки организации от рядовых членов. То чем, страдают многие крупные профсоюзы в развитых странах.

Наша цель — построение боевого профсоюза, не только независимого от государства и работодателей, но и защищённого от бюрократизации. Поэтому для всех членов профсоюза будет проводиться обучение по органайзингу, помогающее сориентироваться в управлении профсоюзом и принимать активное участие в его каждодневной работе. Мы будем стремиться к максимально возможному равноправию.

7

Основные функции нашего профсоюза:

  • Координация совместных действий работников IT для отстаивания их интересов. Планирование и ведение кампаний.
  • Юридическая защита членов профсоюза в случае конфликтов с работодателем.
  • Противостояние необоснованным сокращениям. Борьба за достойные компенсации при сокращениях.
  • Ведение рейтинга работодателей.
  • Лоббирование интересов работников ИТ в органах власти.
  • Обучение практике создания профессиональных союзов и управления ими.
  • Просвещение и агитация.
  • Помощь в повышении квалификации для членов профсоюза.
  • Помощь в поиске работы для уволенных/ищущих работу.
  • Координация усилий совместно с другими российскими и зарубежными профсоюзами.
  • Взаимопомощь. Сбор забастовочного фонда и других фондов помощи.

8

Россия — шестая экономика мира по ВВП по паритету покупательной способности, но по уровню зарплат плетётся далеко не в первых десятках. Бывшая Сверхдержава, некогда находившаяся на острие прогресса, теперь скромно довольствуется ролью поставщика мозгов в развитые страны и интегратора чужого железа в собственную изрядно усохшую экономику.

Одна из главных причин этой диспропорции — слабое рабочее движение. Атомизированные наёмные работники заняты конкуренцией друг с другом, в то время как корпорации вывозят колоссальные прибыли за рубеж. В стране оседает мало произведённого богатства, и тем меньше здесь хочется оставаться талантливым, способным людям.

Поэтому коллективная борьба за повышение зарплат и социального обеспечения — это не сиюминутный эгоистичный процесс. Это гарантия того, что основная масса произведённых ценностей останется в стране и будет работать на её дальнейшее развитие.

Разумеется, дело не только в России или в похожих на неё экономиках типа Украины или Индии. Дело в рыночных механизмах конкуренции, которые, будучи оставленными без присмотра, создают перекосы и расслоения, не имеющие никакого отношения к справедливости.

В наших интересах, в интересах всего международного профсоюзного движения добиться более справедливого и равномерного распределения доходов как внутри стран, так и во всём мире.

Айтишники всех стран, соединяйтесь!

Файл: Манифест профсоюза IT

Рабочие АвтоВАЗа сочли изевательтвом 7% прибавки к зарплате на фоне срезания доплат

18 июня на АВТОВАЗе объявили о грядущей 7% прибавке к зарплате. Между тем подавляющее большинство вазовцев считает: на фоне срезания доплат это, в целом, издевательство. В частности, новость об этом, опубликованная в крупнейшем городском vk-сообществе «ТОЛЬЯТТИ» с подачи Татьяны Чайкун, представляющей официальный профсоюз АСМ, собрала исключительно горькие, едкие или саркастические комментарии.

Вот некоторые из них:

«Одной рукой дадут, другой отберут. Придумают массу способов что-то недоплатить или снять какие то иные доплаты, которые были ранее. 1000 и 1 способ запудрить мозги гражданам».

«Уже! Уронили вредность с 16 до 4%».

«Условия труда снизили до 4%, вредность снимают. Почему профком об этом не пишет???»

«16 отобрали, 7 дали. И на этом спасибо… И еще в заслуги АСМ записали, ха-ха-ха».

«Профмастерство срежут под ноль, что народ дурят? По налогу отчисления не видно что-ли? Я в 2008 больше получал».

«Убрали все коды , отобрали молоко и допотпуска, с кислотами как работали, так и работаем. Зато все в индексацию зарплаты возвели. А она, родная, как топталась на месте, так и топчется».

Вообще, как отмечают в vk-сообществе Рабочие АВТОВАЗа, самая неприятная тенденция в том, что гарантированная часть оплаты труда снижается в пользу премиальной. Другими словами, вместо ситуации «работодатель обязан платить» складывается иная: работодатель может заплатить. Если захочет. А может и не захотеть, сославшись на проблемы. Как отмечают в РА, подобное происходит по всей стране.