Фольксваген. Заключение коллективного договора

Вот и подошла к логическому завершению эпопея с коллективным договором на нашем заводе. Перед тем как описать итог этих переговоров давайте вспомним, с чего мы их начинали и к чему в итоге пришли.

В 2018 году мы начали кампанию для заключения коллективного договора и тарифного соглашения.

Основными пунктами кампании были:
— увеличение зарплаты сотрудников на 20%,
— сохранение оплаты ночных часов (40%),
— сохранение выплат по 7500,
— сохранение выплат за стаж,
— сохранение сокращенной нормы рабочего времени и «флексиконто».

11 февраля три профсоюза с совместной позицией по основным пунктам изменений коллективного договора сели за стол переговоров с работодателем.

С февраля по май шли напряженные переговоры, работодатель не желал уступать для рабочих какие-либо значимые пункты договора и в конце апреля стало ясно – на требуемое увеличение зарплаты идти «мирным» договорным путём завод не собирается. И вместо предложенных в феврале 2.9%, готов поднять зарплату на размер инфляции 4.6%.

19-20 апреля профсоюзы МПРА и АСМ собирают совместный семинар по организации коллективных действий, в случае если работодатель не пойдет на наши условия по зарплате и другим пунктам. На семинаре были выработаны стратегии совместной работы по оказанию давления на работодателя.

8 мая

Как же хотелось поздравить сотрудников завода с победой на переговорах, но, к сожалению, нет. Ни с победой, ни с началом борьбы за более высокую зарплату, поздравить было не суждено. Профсоюзы МНИПРАС И АСМ вдруг решили, что тех сумм и условий, которые мы уже буквально «выбили» с работодателя, будет достаточно, хотя они и не соответствовали нашим требованиям, а самое главное ожиданиям сотрудников. Два профсоюза вышли из ЕПО, тем самым сорвав весь переговорный процесс.

15-29 мая

Профсоюз МПРА начал сбор подписей по выдвижению новых требований работодателю, требований, которые соответствуют ожиданиям сотрудников. За первые сутки мы собрали 800 подписей и уже подумали, что еще пару — тройку дней и мы сможем разговаривать за еще большее повышение для сотрудников, чем уже добились в ходе переговоров.

Но работодатель профсоюз АСМ, МинТруд, и СМИ сделали всё возможное, чтобы дезориентировать сотрудников и создать ощущение того, что борьба закончена. Совместное хождение по СМИ работодателя и АСМ, 20 минутные собрания, собрания бригадиров, запугивание работников – это всё имело свои плоды, и мы – работники завода, не смогли набрать нужного по закону количества подписей.

30 мая

После оглашения результатов голосования профсоюзом МПРА о том, что нет необходимого числа подписей, работодатель вместе с АСМ и МНИПРАС подписывают «Соглашение о повышении социальных гарантий для работников», хотя АСМ не в праве был подписывать такие документы, устанавливать обязанности для работников и от их имени, так как не является законным представителем работников.

Данное соглашение — это те пункты и повышения, которые мы «выбили» 8 мая, еще в составе ЕПО. И к повышению зарплаты по этому соглашению профсоюз АСМ имеет абсолютно такое же отношение, как и МПРА и МНИПРАС. За исключением одного, но самого важного пункта, данное соглашение не является коллективным договором или приложением к нему, поэтому работодатель вправе приостановить его, причем в любое время.

И без закрепления гарантий, содержащихся в этом соглашении в коллективном договоре, все работники предприятия рискуют остаться в подвешенном состоянии.

4 июня

Мы доводим до менеджмента информацию, о том, что хоть мы и не набрали 2500 подписей, которые были необходимы по закону, мы имеем 2020 подписей сотрудников, которые не согласны с их позицией. И что мнение этих сотрудников необходимо учитывать, так как подписи оставляли все работники, независимо от принадлежности к профсоюзу, причем многие члены профсоюза АСМ также оставили подписи, так как не довольны решением их председателя не вести борьбу за повышения их уровня зарплаты и жизни. Параллельно мы выдвигаем предложение профсоюзу АСМ, по созданию ЕПО и началу переговоров по заключению нормального коллективного договора, который содержит равные права работников и работодателя, а не соглашения.

7 июня
АСМ даёт формальную отписку с предложением присоединиться к их соглашению.
МПРА, в свою очередь, не видит смысла присоединяться к формальному соглашению и настаивает на необходимости заключения полноценного коллективного договора.

7-27 июня
Работодатель, понимая, что 2020 сотрудников остаются недовольны ни повышением, ни отсутствием коллективного договора, ведет «переговоры» с представителями МПРА, Производственного Совета концерна Фольксваген, глобального профсоюза IndastriALL, Конфедерации Труда России, обсуждая, в каком виде возможно внести договорённые 8 мая пункты в коллективный договор, чтобы при этом учесть мнение этих сотрудников. Конечно, о повышение зарплаты речь уже не идет, а о дополнительных гарантиях в области охраны труда, аутсорсинга, премии LOV, дополнительных отпусков и других пунктах идёт.

27 июня
Благодаря сотрудникам, которые оставляли свои подписи и профсоюзу МПРА, на нашем заводе был продлён коллективный договор.
В него вошли все пункты, о которых мы «договорились» 8 мая, еще при ЕПО. Он является законным и не может быть отменён в одностороннем порядке, как соглашение, которое подписывал АСМ. Для формализации МПРА присоединился к соглашению, которое было тут же расторгнуто, а новые договорённости, к которым пришли в ходе этой встречи, были отражены в новый коллективный договор.

Таким образом, помимо пунктов соглашения, нам удалось сохранить:
— оплату ночных часов по 40%,
— сокращенную норму рабочего времени и «флексиконто»,
— сохранение выплат за стаж,
— также в КолДоговор вошло соглашение, заключенное МПРА в прошлом году по аутсорсингу,
— и другие пункты коллективного договора, которые не были прописаны в «Положении о повышении социальных гарантий», которое заключили АСМ и МНИПРАС.

Как итог переговоров, можно сказать, что многие пункты основной программы были выполнены, за исключением зарплаты. Да, все мы могли бы добиться большего, но работодатель, используя своих сторонников «обыграл» сотрудников и МПРА в этой партии. Хотим поблагодарить каждого, кто принимал участие в опросе, не оставался равнодушным, в том числе благодаря вам – заключение коллективного договора стало возможным.

Впереди у нас много работы, в том числе над ошибками, размышлений о «непрочных» союзах и вариантов дальнейшего улучшения жизни сотрудников завода, как на рабочих местах, так и за пределами завода.

Будни крановщика в Казани

Работа крановщиков связана с опасным и тяжелым трудом на высоте, часто риском для своего здоровья в любую непогоду. Не составляют редкость аварийные ситуации, вызванные высокой утомляемостью. Все помнят как год назад упал кран на улице Камалеева. Возможно рассказ рядового крановщика о своем типичном рабочем дне поможет понять, почему возникают подобные ситуации.

Привет, дорогой читатель. Меня зовут… а впрочем, не важно, как меня зовут, я казанский крановщик, который прямо сейчас строит дом, в котором ты, возможно, будешь жить в будущем. Сколько бы не было времени сейчас на твоих часах, какой бы ни был день недели, знай — я на работе. И сейчас я тебе немного о ней расскажу, а выводы ты сможешь сделать самостоятельно.

Мой день обычно начинается в 7 часов утра. На час раньше того, когда на объекте появляется прораб и остальные рабочие. Не беда, что сплю на час меньше, но я вынужден каждый день нарушать закон. — Я не имею права залезать на кран, пока не получу наряд-допуск. Это документ, в котором четко прописан план работ крановщика на день, с указанием, на каком участке строительства будут вестись работы, какие, и где будут разгружены материалы. Документ должен быть подписан прорабом — это означает, что пуск крана разрешен, но прораб придет только через час. Но и его приезд ничего не изменит, ведь этого документа в реальности не существует и никто его не подпишет. Получается, что я лезу наверх по своей собственной инициативе и буду лично отвечать за все возможные аварии и неисправности, о которых я расскажу ниже.

Итак, я лезу на кран. Если лестница скользкая от дождя или инея — я всё равно лезу, грубо нарушая технику безопасности, ведь иначе меня лишат части зарплаты. В процессе я осуществляю визуальный осмотр крана, его основных узлов и механизмов. И в основной массе случаев замечаю, что кран собран неправильно. Лестничные пролеты секций должны располагаться друг напротив друга, чтобы, если я соскользну, мне бы пришлось лететь вниз четыре метра, а не несколько этажей. В основном они располагаются как придется. Часто можно встретить сплошные “колодцы” метра на двадцать четыре.

И вот я в кабине. Первое, что я делаю — начинаю проверять все механизмы крана. Кстати, все это я делаю в “свободное время”, без оплаты утреннего часа. При этом стоимость 1 часа моей работы по договору равна 150 рублям, поэтому стандартная смена длится 12-16 часов, ведь иначе моей зарплаты не хватит на содержание семьи. Бывали случаи, когда мои знакомые крановщики работали двое с половиной суток без сна и отдыха — и это не преувеличение, а факт.

Итак, все приготовления закончены и начинается самое интересное — рабочий день.

Начинается он с того что я жду, когда кто-нибудь внизу скажет мне по рации, что я должен делать. Инструкция требует того, чтобы это был специально обученный человек — стропальщик, имеющий документ, подтверждающий его квалификацию. Но стропальщиков на известных мне объектах не существует уже давно. Их место заняли “люди с улицы”, которые не имеют должной квалификации, зато готовы работать за гроши. Зачастую они просто не могут объяснить мне, чего от меня хотят. Я не придираюсь к отсутствию “корочек”, я лишь хочу заострить внимание на том, что для работы с грузом внизу нужна квалификация.

Если груз будет закреплен неправильно — он упадет вниз и может убить людей. Если он окажется неподъёмным для крана, или вообще прикрепленным к земле — упадет кран и могу умереть уже я. Если в зоне подъема находятся люди или дует ветер — вновь вероятность человеческих жертв. Угол обзора из кабины ограничен и стропальщик является моими глазами, но в условиях отсутствия квалифицированных кадров, я практически слеп. Мой вам совет: по возможности держитесь подальше от строящихся объектов — никогда не знаешь, что может оттуда прилететь.

А иногда люди без квалификации работают даже не стропальщиками, а крановщиками. На одном из крупнейших объектов, недалеко от Советской площади, за рычагами сидит работник, патент которого гласит, что он приехал в качестве продавца продовольственных товаров. Наличие у него удостоверения, подтверждающего квалификацию крановщика — очень сомнительно. Мы написали заявление в полицию, чтобы по этому факту была проведена проверка. Участковый полицейский пришел на объект и…. Его не пустили внутрь сотрудники ЧОП-а. Видимо, полиция не обладает достаточными полномочиями, чтобы обеспечить сохранность жизни и здоровья людей.

Итак, я начинаю работу, пытаясь расшифровать указания, поступающие мне по рации каждый раз от новых людей.

Спустя каждые 50 минут работы, согласно инструкции по эксплуатации любого крана, я обязан дать машине 10 минут на то, чтобы остыть. Ведь все лебедки и подъемные механизмы работают в условиях постоянного трения. Наверное, ты уже догадался, что никаких 10 минут руководство мне не дает. В результате перегретые механизмы повышают температуру внутри моей кабины вплоть до 40 градусов. Летом мне даже не нужно ходить в баню — я нахожусь в ней 12-16 часов ежедневно, без выходных. Но это не самое страшное. Механизмы крана, работающие на износ, могут в любой момент отказать. Если я делаю поворот с грузом и внезапно сработает блокировка, из за того, что механизм поворота сгорел, кран немедленно встанет, а груз по инерции продолжит движение. В результате я вместе с краном и грузом полечу вниз. Повезет еще, если упаду на дом и поблизости не будет людей, может тогда даже выживу и никого не убью.

Почему же тогда краны массово не падают уже сейчас? — Очень просто, краны не успевают прийти в негодность за время строительства объекта. Затем их отправляют на осмотр техникам и они их ремонтируют, насколько это возможно. Но это не отменяет общего механического износа машины. Есть вероятность того, что через несколько лет ты, дорогой читатель, будешь наблюдать “эпидемию падения башенных кранов. Это будет неудивительно, учитывая “строгий” контроль Ростехнадзора. По закону кран не имеет права быть запущенным до тех пор, пока в его вахтенном журнале не будет разрешающей подписи инспектора. Но как говорят механики в 80% случаев это предписание удаётся обойти. Это подтверждается практикой — ни у меня, равно как и ни у одного из моих знакомых крановщиков нет не то, что этой подписи, а вахтенного журнала вообще.

По моим прикидкам 8 из 10 подъемов проходят с грубейшими нарушениями. Один раз меня пытались заставить разгрузить бочки с раствором, поставив их на балкон с обратной стороны дома. Техника безопасности строжайше это запрещает, ведь там могут находиться люди, которых груз может убить или покалечить. Я отказался, на что прораб ответил: “Все работают с нарушениями, и ты работай”. И это сказал человек, ответственный за производство работ краном. Я снова в отказ. Но увы тут начали давить каменщики, мол нам не выгодно с тобой работать, потому что техника безопасности отнимает время, а это меньший объем и меньше денег. Низкая оплата труда строителей заставляет их рисковать жизнью и здоровьем.

Строители имеют сдельную оплату, а крановщики — почасовую. Из-за этого постоянно возникают конфликты внутри коллектива и строители не любят крановщиков, требующих соблюдения правил техники безопасности и мешающих им зарабатывать деньги. Кстати да, дорогой читатель, тебе потом предстоит жить в этом доме, который мы вместе со строителями построили в таких условиях. Если ты уже в таком не живешь.

Можно ли что-то с этим сделать, или как-то повлиять на ситуацию? Мне видится только одно решение: поднять крановщикам заработную плату до уровня, при котором мы не будем вынуждены работать сутками без выходных, отменить сдельщину для строителей, предложив вместо нее не менее адекватную зарплату. Неукоснительно соблюдать правила Трудового кодекса РФ, инструкции по охране труда и прекратить найм рабочих без соответствующей квалификации.

Только так можно начать строить объекты, в которые будет не страшно зайти. Вот только в этом случае все упирается в компанию-застройщика, которая максимально экономит на квалификации рабочих, зарплатах строителей и даже безопасности и жизни людей. Захотят ли эти граждане поступиться прибылью ради соблюдения необходимых правил и норм? — От ответа на этот вопрос напрямую зависят жизни не только работников стройки, но и всех, кто живет в построенных домах.

Обращение профсоюза МПРА к строителям России

Крановщики, строители!

Все мы следим за кампанией наших товарищей из Казани, выдвинувших справедливые требования к работодателям.
Они требуют БЕЗОПАСНОЙ РАБОТЫ и ДОСТОЙНОЙ ОПЛАТЫ за свой труд.

Своей акцией они транслируют общественности и госорганам о том, что на большинстве строительных объектов Казани краны работают с чудовищными нарушениями всех норм и правил. Не редки случаи, когда на застройках в качестве стропальщиков привлекают необученный персонал, который не умеет правильно закреплять груз. Высок уровень травматизма, порой с смертельным исходом.
Их коллеги в других регионах России подтверждают, что у них аналогичные проблемы, эти проблемы давно наболевшие и не перестают быть актуальными.

К сожалению, на начальном этапе кампанию крановщиков поддержало не так много людей, что не позволило сразу остановить все стройки Казани. Тем не менее, профсоюз МПРА заявляет о полной поддержке своих товарищей. Мы готовы всеми законными способами и средствами поддерживать их в борьбе за выполнение работодателями справедливых требований трудового коллектива и профсоюза МПРА в республике Татарстан.

Но мы знаем, что добиться успеха сложно, если в деле участвует мало людей. Также мы знаем, что низкие зарплаты и опасные условия работы — это проблема, касающаяся строителей по всей стране.

Мы призываем всех крановщиков и строителей всех регионов нашей страны объединиться в единый профсоюз – профсоюз МПРА, и начинать планировать общероссийскую кампанию в строительной отрасли за повышение оплаты труда, изменения ее системы, за соблюдение правил безопасности и норм ТК.

В этом деле недостаточно одних эмоций, возмущений или жалоб в госструктуры.
Необходима общая стратегия, централизованное руководство и готовность идти до конца. Профсоюз МПРА призывает крановщиков и строителей всех регионов страны присоединяться к обсуждению и планированию такой кампании.

Единый профсоюз может выдвинуть общие требования, он поможет в планировании, обучении, информационной кампании. У всех рабочих в нашей стране общие проблемы, именно поэтому необходимо их решать всем вместе, централизовано, под эгидой одного профцентра.

Председатель МПРА Дмитрий Трудовой, +7 (920) 099-22-35
Для связи: https://vk.com/zavodskoy40
https://vk.com/mprasu

Крановщики Казани. Новые задачи и перспективы для нашей кампании

О направлениях нашей деятельности и о том, в каком состоянии мы находимся

24 июля, почти три недели назад, мы начали акцию, которая преследовала одну простую цель: создать для нас, работников башенных кранов, нормальные условия труда. Причиной стало абсолютное несоблюдение трудового законодательства, всевозможное и повсеместное нарушение техники безопасности, а также недостаточная оплата нашей сложной, профессиональной работы. О проблемах данной сферы мы неоднократно писали ранее, поэтому подробно на них заострять внимание не станем; детально с ними можно ознакомиться например здесь: https://vk.com/@-184723446-budni-kranovschika-v-kazani

Наши коллективные действия вызвали бурную реакцию в средствах массовой информации. Также нам удалось привлечь внимание представителей государственных органов: минстроя, ростехнадзора, ГИТ и республиканской прокуратуры.

На строительных объектах начались проверки, однако, по нашему мнению, они проводятся формально и неудовлетворительно. Мы намерены добиваться более детальных проверок и, в конечном счете, наведения порядка в нашей трудовой сфере.

Сейчас активом профсоюза было выбрано два направления для дальнейшей работы:

1) Юридическая сторона. Мы обратились в республиканские органы, но реакция была слабой. Мы решили идти дальше. В скором времени будут вручены коллективные жалобы в администрацию Президента РФ Путина В. В., в прокуратуру РФ Чайке Ю. Я.. Так же жалобы отправлены в министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ на имя Якушева В. В. и в Ростехнадзор РФ на имя Алешина А. В.

2) Усиление профсоюза. Большой объем работ, связанный с проведением коллективных действий, побуждает нас приступить к укреплению профсоюзной организации. Участники акции изначально подверглись давлению со стороны работодателей, вследствие чего часть из них вернулась на краны. По тем же причинам некоторые наши коллеги вообще не приняли участие в акции. Все это вынуждает нас заняться более глубокой организационной и разъяснительной работой, направленной на сплочение рядов и увеличение количества вступивших.

Несмотря на давление со стороны работодателей, мы будем продолжать вести агитационную работу среди крановщиков и добиваться полной приостановки их работы, в связи с вышеуказанными причинами.
Таким образом, наша дальнейшая стратегия будет строиться на основании этих двух пунктов

Глядя на то, как работают государственные органы, приходит понимание того, что борьба предстоит нелегкая, и только нашими коллективными усилиями получится реально изменить ситуацию. Мы намерены продолжать кампанию, проведя работу над ошибками и укрепив организацию. С новым и новым качеством мы будем бороться до тех пор, пока не добьемся выполнения своих требований, до победного конца!

Источник: Крановщики Казани

Профсоюз и успешная борьба за права рабочих

В России трудящиеся не верят в возможность влиять на свою судьбу и покорно принимают условия, которые им диктует начальство разных уровней. Но справедливо ли это положение? Есть множество примеров иного поведения трудящихся, которые нам стоит взять на вооружение.

Владельцы завода по производству чая Lipton и напитков Elefant во Франции собрались перенести его в Восточную Европу. Профсоюз «Всеобщая конфедерация труда» (ВКТ) возглавил многолетнюю протестную кампанию рабочих завода. В результате профсоюзной борьбы им удалось сохранить производство и свои рабочие места. Импульсом для них послужила классовая борьба и исторический опыт прошлых сражений за свои права.

Каракатзанис срезал за вредность

Президент АВТОВАЗа нашел новый способ экономии на рабочих

 

Лето-2019 для работников АВТОВАЗа омрачилось вручением дополнительных соглашений к приказу об усреднении выплат за вредные условия труда до 4% от оклада либо тарифной ставки (в зависимости от условий договоров). Об этом «ПС» сообщила председатель профсоюза «Единство» Анна Перова. По словам общественника, нововведение значительно ударит по карману многих заводчан. К примеру, по словам Перовой, работая в прессовом производстве, она получала выплату за вредность в размере 2,1 тысячи рублей, теперь она снизится до 500 рублей. Разумеется, женщина с таким решением руководства не согласна и собирается отстаивать свои права в суде.

По мнению Первой, нарушение прав работников очевидно, так как снижать выплаты за вредность в соответствии с законом о специальной оценке условий труда (№ 426-ФЗ, статья 15) допустимо только в случаях, когда условия труда работников улучшены, класс вредности изменился. Однако на АВТОВАЗе никаких улучшений по вредности не произошло, людям урезают часть зарплаты, по сути, просто так, утверждает председатель.

«Если ранее нам платили в зависимости от вредности условий кому 4%, кому 8%, кому 16%, а кому 24%, то теперь Трудовой кодекс позволил руководству АВТОВАЗа поголовно снизить эту выплату до 4%, – рассказала Анна Ильинична. – Когда я стала возмущенно говорить, что они обобрали работников, мне начальник сказал, чтобы я не переживала: уровень зарплаты сохранился, а проценты, которые забрали у работников, перекинули в премиальную часть. Но премиальная часть всегда только переменная. То есть человека могут наказать за какой-то проступок или наказать без вины, как было со мной, и лишить премии. А люди ведь не пойдут в суд доказывать свою правоту, тем более что по трудовым спорам адвокатские услуги стоят дорого. У кого-то сняли за вредность 1,5 тысячи рублей, у кого-то 2 тысячи, у кого-то 3 тысячи. В итоге на трудящихся экономят огромные деньги – миллионы рублей. Я дополню, что людям вручали уведомления о том, что если они до определенной даты не подпишут дополнительное соглашение о четырех процентах), то они будут уволены. И вручали списки профессий, на которые человек может устроиться. А подписал, кстати, это дополнительное соглашение председатель профсоюза АСМ Сергей Зайцев, придав документу законную силу».

Источник: Рабочие АВТОВАЗа

Межрегиональный профсоюз "Рабочая Ассоциация" Московский регион